Статистика

Просмотры материалов : 651003
Переписка с клубом «Компас» МКОУ «СОШ № 28» ветеранов 93 гвардейской танковой бригады в 70-80-ые годы
Автор: Администратор   

Из воспоминаний С. К. Доропея (командира 93-й Гвардейской танковой бригады)

«Общая обстановка в районе Ахтырки: в результате нашего контрнаступления
на Курской дуге с 3 августа 1943 года 27 армия (командующий генерал –
полковник Трофименко) своими стрелковыми дивизиями к 13 августа вышла в
район Ахтырки. Занять Ахтырку сходу не удалось. Поэтому дивизии заняли
оборону: Литовка, исключительно Полочи, 241-я дивизия заняла Полочи,
исключительно озеро Кричиново.
155-я дивизия – озеро Кричинино, Маничи. 166 – я дивизия и 93- я танковая
бригада – Маничи с железной дорогой и рекой Ахтырка, Подлазиевка, Кухря.
13 и 14 августа велись напряжённые бои за Ахтарку, но дивизии перешли к
обороне на достигнутых рубежах.
В этих боях 93–я танковая бригада, танковые батальоны, поддержала полки
166-й и 241-й стрелковых дивизий.
18 августа – противник силами мотодивизий – «Великая Германия» и
основными силами 18-й, 11-й, 7-й танковыми дивизиями,нанёс удар по частям
обороны 166-й стрелковой дивизии.
Прорвав оборону, он развил наступление и вышел к исходу дня в районе
Котельва, то есть углубился прорывом до 30-35 км. 93-я танковая дивизия, имея
в своём составе 25-30 танков, с 731 стрелковым полком с 166 дивизионной
гаубиной на тракторной тяге оказались в окружении на своём участке районах
Мощенки, Гайтошенки, Кухря и прижаты к реке Ворксял.

Дивизии противника усиленно бомбили наш район. У меня немецкой авиацией
подожжены две машины и радиостанция, сожжены шифро – кодовые таблицы.
Связь с командующим армии к исходу 18 августа оборвалась. Создалась
сложная обстановка для всех частей участка обороны до 4 км. Немцы
блокировали этот участок с насыщением противотанковыми средствами. Попытка
прорыва обошлась потерей 3 танков Т-34. Немцы начали активные действия по
уничтожению окружённой группировки.

Оценивая создавшуюся обстановку, я принял следующие решения:
1.
Возглавить всю группировку частей участка обороны. Хотя помимо меня
там было ещё несколько командиров в звании полковников, я вынужден
был действовать от имени командующего армией, хотя не имел от него
таких распоряжений.
2.
Приказал отрыть полный профиль окопы для танков, артиллерии.
3.
Дооборудовать маскировку боевой техники и автотранспорта (всего не
менее 200 автомашин)

У меня была твёрдая уверенность, что танки, находясь в окопах, не допустят
уничтожения окружённых, независимо от сил и средств противника. Ведь для
уничтожение танков в окопе надо подвести орудие среднего
калибра от 100м и меньше от обороняющего танка. А разве обороняющийся
танк позволит приблизиться на такое расстояние. Авиация тоже не эффективное
средство против танков, так как прямое попадание авиабомбы в танк
незначительно. Под г.Житомиром на мой танк при разведке переднего края
обороны немцев, немецкая авиагруппа из 12 самолётов сделала 4 захода с
пикированием. Сброшено было свыше 40 авиабомб, но прямого попадания не
было, хотя танк стоял на дороге в поле. Вот почему меня не беспокоило
блокирование немцев нашей обороны. Это был 1943 год. Два годы войны
научили многому. Для меня эти два года были практической академией.
С 18 – 21 августа части обороны вели напряженные бои в окружении. О
напряжённости боёв говорят следующие данные - было уничтожено до 800
солдатов противника и офицеров, уничтожено 8 танков, сбито З самолета,
уничтожено 2 вездехода, 37 пулемётов, 29 автомашин с людьми и военными
грузами.
22 августа наступило затишье. Боекомплекты всех видов были на исходе.
Наступила кризисная обстановка для обороняющихся. В каждом танке и
орудиях осталось не более 10 снарядов. Питание подошло к нулю. Мной было
принято решение выводить части из окружения, через офицера-разведчика из
штаба армии, я получил на это разрешение. А без разрешения я не имел права
выводить.
Когда начало темнеть, колонны в двух оврагах уже были готовы к движению. Я
выждал пока стемнеет. Хотел уже начать движение, но услышал гул танковых
моторов – двигался танковый батальон танков «Тигр».
Дальше все пошло хорошо. Пропустив этот танк, я повел свою колонну на
зрительную связь за этим батальоном, благо его танки шли с зажженными
фарами.
Так этот ночной марш в 25 км. был совершен вплоть до переднего края обороны
наших войск в район Котельва. Перед передним краем обороны немцев, танки с
тыла сняли оборону немцев и мы вышли всей колонной на передний край своих
войск, благо, что немецкий танковый батальон «Тигров» свернул вправо на
удалении 4-х, 5-ти км. от переднего края стороны немцев, чем обеспечили нам
зеленую дорогу до своих войск. Конечно все были рады, по-солдатски меня
обнимали, а командарм 27-го на совещании на 2-й день вручил мне орден
«Красного Знамени».

Полный текст